Translate

5 Nisan 2014 Cumartesi

ВОЙНА ПРИБЛИЖАЕТСЯ


Михеил Саакашвили :
Почему сумасшедший король России не успокоится
4 апреля 2014

В начале марта, после инсценировки референдума в Крыму под дулами автоматов Калашникова, Россия приступила к процессу аннексии региона и заложила фундамент, по словам Москвы, для «новых политико-правовых реалий», так сказать, новая русская парадигма для беззаконного мира. Как сказала канцлер Германии Ангела Меркель в своем выступлении в Бундестаге 13 марта, Россия принесла закон джунглей в цивилизованый мир. Для тех из нас, кто пережил попытки Владимира Путина предотвратить последствия того, что он называет «величайшей геополитической катастрофой» 20-го века - распад Советского Союза - то, что происходит в Украине не является неожиданным. Но это и не последний акт спектакля.
Теперь должно быть совершенно ясно, что первоначальный план Путина забрать восточную Украину путем мобилизации русского населения, не удался. Но это не значит, что он отступит. Российские стратеги говорят о «выходных гнева», которые могут включить в себя что-то на подобие вооруженной осады правительственных зданий в южной и восточной частях Украины. Если этим местным провокаторам и «силам самообороны» удастся удержать эти здания, как это было в Крыму, это может стать основой для дальнейшего военного вмешательства. Мы больше не должны удивляться этим циничным спекталям.
История может быть полезным руководством для политиков: во-первых, чтобы помочь предотвратить новые катастрофы, а во-вторых, чтобы помочь реагировать на катастрофы, которые неизбежно случаются, даже несмотря на идеально продуманные планы. И все же, много политиков не учатся на опыте прошлого и делают те же ошибки, что сделали их коллеги десятилетия назад. В эти дни я не могу не вспомнить знаменитую фразу Йоги Берра «Это дежа вю, снова и снова».
В Чечне десятки тысяч людей были убиты только для того, чтобы Путин почувствовал себя президентом и укрепил свою власть. Затем, когда цветные революции и последующие успешные реформы, стали угрозой для его правления, он вторгся в Грузию, чтобы искоренить эту «заразную» модель и снова подтвердить свою власть. Теперь же, столкнувшись с очередным уменьшением популярности в России, революцией сланцевого газа в Северной Америке, необходимостью постоянного доступа к порту для оснащения своих союзников на Ближнем Востоке, Путин напал на Украину и захватил Крым.
И все же, даже с этими бесчисленными примерами, Запад продолжает не понимать или прощать агрессию Путина. В эти дни многие эксперты заняты переоценкой ценностей, в которой риторическим вопросом становится тезис о том, как Запад перестарался с расширением НАТО и ЕС и как он напрасно спровоцировал русского медведя. Вывод, к которому они приходят, что одна из причин такого дерзкого поведения России, лежит в активности Запада. Это особый вид интеллектуального самобичевания, а для Путина это еще и показатель слабости Запада, который только прибавляет ему храбрости.
Невилл Чемберлен, объясняя руководителям больших европейских держав почему они должны смириться с гитлеровской оккупацией Судетской области, утверждал, что европейцы не должны обращать внимание на «ссору в далекой стране между людьми, о которых мы ничего не знаем». А теперь я слышу как многие эксперты говорят об «асимметрии интересов», подразумевая, что Россия имеет право аннексировать земли соседних стран по той простой причине, что она больше заботится о них, чем Запад. Другие же полагают, что мы все должны свыкнуться с мыслью, что Крым «ушел» и Россия никогда не отдаст его обратно. Это именно то, что мне сказали летом 2008 года. Я должен был смириться с мыслью, что часть территории Грузии, оккупированная Россией, «ушла» навсегда.
Но эта логика имеет свое продолжение. Как мы знаем из истории, циклы умиротворения, как правило, становятся короче с геометрической прогрессией. И вскоре те же эксперты могут заявить, с абсолютно беспристрастным лицом, что Молдова, Латвия или даже какая-то провинция Польши «утеряна». И это только потому, что Россия не в настроении отдать все обратно.
Самой большой жертвой для Запада будут не страны, 
которые уже являются или стремятся быть их союзниками, 
а принципы, на которых построен Западный мир.
Самой большой жертвой для Запада будут не страны, которые уже являются или стремятся быть их союзниками, а принципы, на которых построен Западный мир. Правда в том, что Грузия, Украина и Молдова просто наказаны Россией за их желание жить в свободном и демократическом обществе, которое разительно отличается от модели Путина.
Конечно, Москва не слишком заботилась о миноритарном русском населении в ближнем зарубежье до тех пор, пока эти страны управлялись удобными для Кремля коррумпированными дружками. Но за предыдущее десятилетие Грузия, Украина и Молдова научились ориентироваться на Запад, не столько из-за геополитических интересов, а потому, что их люди стремятся к западному образу жизни, который уважает права человека и всеобщие ценности. По этой причине, Запад должен приютить эти страны не только из прагматических расчетов, но и для укрепления самих принципов, которые превратили западные демократии в самые успешные общества в мировой истории.
Основные факты абсолютно ясны. Россия представляет самую большую угрозу для международного права и порядка со времен вторжение в Афганистан в 1979 году. И хотя Запад обладает гораздо большим превосходством над Россией (как в экономическом, так и военном аспектах), чем это когда-либо было над Советским Союзом, сегодняшние лидеры не горят желанием воспользоваться такой асимметрией.
Проблема, возможно, связана с амбивалентностью большинства региональных экспертов, которые задают тон мышлению западных лидеров. Их основное неправильное восприятие России основано на том, что они не понимают разницы между советской номенклатурой и коррумпированной элитой современной России. Они совсем недооценивают привязанность российских элит к их особнякам и банковским счетам на Западе. Кроме того, ключевые лица, принимающие решения от имени Москвы, более зависимы финансово и морально от Запада, чем бюрократы брежневской эпохи. Санкции могут успешно отделить эту группу от ближайшего окружения Путина, но они должны быть более ощутимы и всеобъемлемы.
И все же, несмотря на риторику президента Барака Обамы, Запад, а в особенности Европа, не очень то и хочет вводить более жесткие санкции. В отличие от времен холодной войны, западные компании получают намного больше пользы от сегодняшней России и поэтому они тоже обязательно пострадают от них. Но после первого этапа санкций, акции восстановились в цене, так как рынки стабилизировались, не увидев далеко идущих последствий этих мер. Так каким же образом Запад хочет, чтобы Путин воспринял его всерьез, если даже Уолл-стрит не верит в серьезность намерений западного альянса? Дилемма проста: хочет ли Запад заплатить эту цену сейчас, или отсрочить решение и заплатить гораздо больше в будущем?
Выбор лучше всего может быть описан в медицинских терминах. Рак российской агрессии впервые проявился в Грузии, но Запад решил не обращать внимание на диагноз и лечить болезнь аспирином. Крым является метастазой того, что произошло в Грузии, но Запад по-прежнему исключает хирургическое вмешательство (то есть военное), как имеющее слишком высокий риск. Но по крайней мере он должен применить химиотерапию. Да, это означает, что Запад, и в частности европейские компании, будут ощущать в краткосрочной перспективе последствия собственных препаратов. Но в долгосрочной перспективе эта болезненная доза является единственным способом, чтобы помочь убить рак под названием Путин.
Уинстон Черчилль однажды пророчески сказал умиротворителям Гитлера: «Вам был дан выбор между войной и бесчестьем. Вы выбрали бесчестие и у вас будет война». Конечно, мы не можем ожидать от современных политиков, одержимых соцопросами и промежуточными выборами, что они будут последователями Черчилля все время. Но как минимум, они должны не хотеть войти в историю как Невиллы Чемберлены 21-го века. И невосприятие Путина таким, какой он есть и всегда был, лежит в основе умиротворения.
Эд Джонсон для FP

Hiç yorum yok:

Yorum Gönder